Это было недавно...

a9e2d2cd-6de7-4fcf-991f-06afe04a89db.jpg

то было давно … эти строки лирического шлягера вовсе не относятся к знаменитому периоду комсомола, зато точно выражают те воспоминания, которые приходят накануне 100-летия комсомола.

Современная молодежь только по учебникам истории может судить о том замечательном времени. Мало кто сегодня из них знает: короткое, словно позывной, слово комсомол, некогда обозначая целое молодежное направление. Расшифровывался он как Коммунистический Союз Молодежи. До сих пор пишу эти слова с большой буквы, поскольку могу судить об их значимости и ответственности в моей жизни. Это был период большой идеологической работы действующей партии государства, направленной на воспитание подрастающего поколения. Сегодня эти слова кажутся изрядно устаревшими, но тогда они были актуальны для каждого молодого человека с 15 до 20 лет. С вступления в члены ВЛКСМ для каждого школьника и школьницы, вышедших из пионерии, наступал период особого взгляда на жизнь, где всегда была отличная учеба, помощь старшим, активная жизненная позиция. Только соответствуя набору этих качеств можно было стать комсомольцем.

Мне такая возможность представилась в седьмом классе, когда комсомольский отряд завершал свое формирование из двух седьмых классов волжской школы N6. Памятуя о том, что жизнь моя скорее всего пройдет в журналистике, комсорг Таня назначила меня политинформатором. В мои обязанности входило ознакомление актива комсомольского отряда с обзором газетных новостей за неделю. Конечно, основными материалами, беседами на таких встречах было обсуждения тем, которые предлагала газета "Комсомольская Правда". Встречи по четвергам в классе были долгими и шумными. Быть может, тогда все мы учились высказываться бескомпромиссно, откровенно, что было очень ценным качеством настоящего комсомольца. На таких встречах обсуждались, впрочем, и не только политические вопросы, мы пытались рассуждать о дружбе и даже любви. Очень интересовали актив комсомольцев и местные темы… и тому были причины. В эти годы на территории Волжского района активно разворачивалось строительство газопровода "Уренгой-Помары-Ужгород".

Волжск круглые сутки сотрясал гул проезжающих больших автопоездов, доставлявших трубы на участки строящегося газопровода. На улицах маленького городка стали встречаться люди в голубых комбинезонах, которые являлись строителями этого масштабного в стране проекта. В центральных газетах "Правда", "Труд" на первых страницах упоминалось маленькое село Помары, о Волжске говорили реже. Поговаривали и о строительстве в нашем районе двух газокомпрессорных станций.

На одной из политинформации от комсорга активного – Тани прозвучала тема этого огромного строительства, о котором мы практически ничего пока не знали. Это и стало поводом и причиной моего почти первого газетного материала. Мне предстояло, как можно больше узнать о строящемся газопроводе. Меня даже освободили от учебы на целый день для сбора материала на эту тему.

Готовился я тщательно, вникая во все заметки из центральных газет, да только толку было мало. Нужен был рассказ о том, как живут и работают люди, занятые на грандиозном строительстве. И тогда я решил втайне там побывать, трудностью оказалось то, что туда было нелегко добраться, ведь автобусы в чистое поле не ходили. Пошел на хитрость и рано утром поймал попутку – огромную машину, везущую несколько, большого размера, труб. Она остановилась почти сразу, а улыбающиеся лицо молодого шофера излучало вопрос:

— На стройку, комсомолец?

Я кивнул, а он открыл дверь огромного автомобиля. На дворе стоял февраль, и я спустя несколько минут оценил тот комфорт, в котором работал дальнобойщик. Кабина трубовоза была огромной и теплой, и мы сразу познакомились. Конечно, он был возраста моего отца, но его веселый нрав вызывал в нем активного в прошлом члена ВЛКСМ.

— Володька я, Кузьмин! А машина моя зовется "Три пятерки" – значит самая лучшая. Я с Ленинабада приехал к вам на газотрассу, – скороговоркой представился мой новый знакомый. Далее я стал его расспрашивать о том, как работается, как живется.

А он мне:

— Скоро приедем, сам все увидишь, с ребятами познакомлю!

Забегая вперед скажу, что с Володей Кузьминым, с которым я подружился в этот день, на газотрассе пробыл до сумерек. В обратном рейсе он высадил меня на прежнем месте. Тем же вечером я написал сочинение о том, что увидел. В нем я постарался передать потрясение от пережитого. В тот день я увидел свою Родину столь огромной и величественной, что не мог остановиться на страницах общей тетради, с которой я явился в школу на другой день. Как вы догадались, уважаемый читатель, это и была моя политинформация в отряде комсомольцев. Она длилась дольше обычного, поскольку 24-листовой общей тетради (люди старшего поколения помнят) едва хватило на переполняющие меня эмоции. Так состоялось моё комсомольское крещение, которое являлось заданием перед вступлением в комсомольскую организацию.

Теперь прозвище "политинформатор" за мной закрепилось прочно. В восьмом классе мне удалось организовать экскурсию в музей боевой и трудовой славы Марбумкомбината, а затем в Большой краеведческий музей Казани, история которой тесно переплеталась и с Марийской республикой.

После восьмого класса решил овладеть специальностью электромонтера промышленного оборудования. Для этого было необходимо было поступить в профессионально-техническое училище N2. Слава политинформатора поплелась за мной. В училище пришлось участвовать и в конкурсах мастерства, и в семинарах по комсомольским направлениям. Годы обучения прошли для меня в постоянной работе в агитбригаде "Юность", которая на протяжении трех лет была лауреатом Всесоюзного конкурса агитбригад. Приходилось с ее бессменным руководителем и моим мастером производственного обучения ездить по городам Поволжья на гастроли. То время было окрашено большими сборами макулатуры металлолома, походами по родному краю. Именно тот период замечателен знакомством нашего комсомольского отряда со многими интересными и знаменитыми людьми.

Был еще и такой случай: в дни училищных каникул комсомольцы электрогруппы третьего курса отправились на концерт Аллы Пугачевой. Ее песня "Миллионы алых роз" была новинкой в те годы, а посему услышать ее в авторском исполнении, а не с пластинки – дорогого стоило.

Билеты достали с трудом и в назначенное время уже находились в крытой арене одного из казанских стадионов. Что и говорить, концерт был впечатляющим, но в самом конце его мне передали записку от нашего деятельного комсорга. В ней говорилось: "Слабо организовать встречу с Аллой сразу после концерта?"

Идея мне понравилась, но не с первых минут. Я был словно в ознобе только от мысли, что вблизи могу увидеть "звезду". Очнулся я уже за кулисами, где меня одернул толстый мужчина вальяжного вида в сценическом сюртуке. Заикаясь от волнения я наскоро объяснил о цели своего проникновения. Он при мне открыл небольшую дверь в полутемном коридоре и обронил фразу:

— Алла, к тебе комсомольская делегация.

— Пусть войдут! – послышался из комнаты приятный женский низкий голос.

Я вошел в крохотную комнату, которая была отгорожена фанерной перегородкой в обычной раздевалке. Она стояла ко мне спиной в своем знаменитом красном балахоне. Он был не такой большой, как казался с рекламных афиш. Обернувшись, она удивилась, и мне еще раз пришлось повторить свою просьбу от комсомольского отряда. Она серьезно взглянула на меня и тоном старшей сестры сказала:

— По окончании концерта ждите меня у левого входа на сцену, в зале на первом ряду. Буду!

Пока я добирался до своего места в зале, прозвучала последняя песня. Люди неистово аплодируя вставали с мест. По цепочке я передал о том, что встреча назначена, а посему все наши комсомольцы должны оставаться на своих местах. Вскоре зал опустел, и мы группой направились к сцене.

Она не спешила, но как только мы "оккупировали" левый вход на сцену, занавес сбоку отодвинулся и со словами: — Я недавно сама была комсомолкой! – певица появилась на деревянном сходе лестницы. Она сразу спустилась вниз к нам и стала через несколько минут своей. В разговоре с ней звучали слова дп\авних друзей. Она в то время была очень популярна, но звездой настоящей она еще себя не считала. Узнав о том, что мы группа электромонтеров, серьезно отметила:

— У нас здесь электричества много: звук, свет!

Комсомолки в эти минуты шептались об автографах. Певица сразу догадалась об этом и устало улыбнувшись сказала:

— Сколько вас?

— Шестьдесят четыре, – ответили мы наперебой.

— У меня рука отвалиться! — пошутила она. – Вот вам автограф – один на всех! – с этими словами она из-за кулисы вынула лист ватмана и обычным красным фломастером очень крупно написала на нем: "Волжским комсомольцам с радостью!"

Автограф был очень большим и незамысловатым. Тогда еще была просто ее подпись без знакового символа – сердечка со слезой, как сейчас.

Через несколько минут мы расстались, но в автобусе в синих сумерках уходящего дня мы командой комсомольцев пели песни сегодняшней примадонны.

Лист ватмана с надписью от Аллы до самого выпускного вечера висел в нашем классе. Многие приходили посмотреть на него. Мы же – комсомольцы 70-х – уходили из училища на свои рабочие места. "Большой автограф" мы подарили нашей любимой учительнице по литературе, которая оказалась страстной поклонницей творчества Аллы Пугачевой. Дальнейшая судьба этого сувенира – не известна, но он связал нас – комсомольцев – массой воспоминаний из этой интересной эпохи, которой исполняется 100 лет.

 

10 Октября, 2018 г.